Что изменилось в привычной жизни людей с приходом коронавируса covid-19

«Из-за этого проклятого Зума люди никогда не захотят преподавать онлайн»

— Что происходит с людьми в самоизоляции? Ведь все ее проживают по-разному, есть самоизоляция бедных и самоизоляция богатых, и разные слои населения оказываются в разной ситуации.

— Они по-разному ее проживают. Ну да, по-разному.

— Как меняется их жизнь, система их социальных связей, как меняются их взгляды и ожидания?

— На уровне социальных связей есть три сценария их изменения. Первое – это атомизация, это то, что мы наблюдаем сейчас. В России, по данным Евробарометра, за последние пять лет произошел существенный скачок социальных связей. Количество близких доверительных контактов увеличилось в два раза, количество слабых – это тех, кому можно позвонить и попросить об одолжении – в два раза. Атомизация – это когда вы их начинаете терять. Сидя дома, вы ставите их на паузу. Другой сценарий, по которому это может пойти – это сценарий поляризации. Третий сценарий – это сценарий солидаризации. В июне посмотрим, сколько людей потеряют друзей и знакомых, сидя дома.

— Но есть и другие краски. Не появляются ли новые социальные связи благодаря общению людей в соцсетях, таким явлениям как Изоизоляция, использованию новых инструментов для общения через интернет и буквально застольям в Zoom?

— Узнаем. Это сценарий солидаризации, не самый плохой вариант. Но вы можете быть невероятно одиноким человеком, которому никто не одолжит пять тысяч до получки, и при этом иметь большое количество подписчиков. И наоборот. Раньше онлайновый и офлайновый мир не были связаны друг с другом в терминах социального капитала, конвертации социальных связей. Сейчас, может, появится.

— Изменились ли повседневные практики от постоянного сидения дома?

— Повседневные практики радикально изменились на наших глазах. И все, кто делает самые оптимистичные прогнозы, они как раз мыслят от повседневных практик. Они уверены, что привыкнув общаться в Зуме, читать лекции в Зуме, давать интервью и проводить планерки в Зуме – мы не захотим возвращаться к себе на работу. Вчера в прямой эфир выходил – все так довольны: звукорежиссер на даче сидит, ведущий программы чуть ли не в гамаке на природе, и только несчастный человек, который выводит все это из студии в эфир, говорит: «Как же я вас всех ненавижу!» Но те кто верит, что все эти изменения останутся, и у нас будет исключительно онлайн-торговля, онлайн-образование и онлайн-управление проектами, раньше все не доверяли онлайну – а теперь только ему и будут доверять… Сомнительная идея. Повседневные практики стремительно меняются в ситуации кризиса и потом стремительно возвращаются в свои пределы. Это не коллективные представления, которые поменялись – и все. Кстати, первые забили тревогу исследователи онлайн-образования. Они говорят, что из-за этого проклятого Зума, когда все кончится, люди никогда не захотят преподавать онлайн. Потому что эти коммуникации воспринимаются как замещение во время чрезвычайного положения.

— Что, с Зумом у преподавателей много проблем?

— У многих. Не всем нравится видеть черные квадраты вместо лиц своих студентов. Не всем нравится планерка, когда ты не можешь увидеть реакцию человека. Не всем нравится выпивать с друзьями, чокаясь по камере. Сейчас Зум больше воспринимается как признак лишений, нежели освобождение от присутствия других людей. Конечно, сохранятся какие-то инструменты, которые используются сейчас, но верить в то, что мы так привыкнем сидеть дома – вот этого точно не будет.

— Привьется ли привычка не здороваться за руку и сохранять дистанцию?

— Этот ритуал занимает разное место в разных культурных ситуациях. Если там, где вы живете, принято здороваться за руку один раз при знакомстве, то очень вежливый полуяпонский поклон или шутливая форма здороваться локтями по примеру голландского премьер-министра – она вполне может сохраниться. У нас ритуал рукопожатия гораздо более укоренен, мы все-таки здороваемся за руку каждый день, и здесь, конечно, избавляться от него гораздо сложнее. Но он, скорее всего, никуда не денется.

— А что сейчас испытывают социологи?

— Социологи в таком же шоке, как и все.

Что говорят ученые о последствиях пандемии CoVID-19?

В январе профессор биологии из университета Пенсиьвании Масье Бони – эпидемиолог с восьмилетним опытом работы на местах – в статье для The Conversation, написал, что по его мнению сообщения о количестве погибших в результате эпидемии CоVID-19 в Китае не отражают реальную картину. Бони полагает, что смертность от новых болезней всегда выглядит высокой на ранних стадиях вспышки, так что скорее всего, в будущем данные снизятся. Однако спустя 8 недель мнение ученого изменилось. Сегодня он считает, что новые данные, указывающие на снижение смертности, могут так и не поступить.

Напоминаем, что маски необходимо использовать, только если вы больны

Показатели летальности рассчитываются с использованием официально зарегистрированных цифр, которые включают только тех лиц, которые а) испытывают симптомы; б) решают, что их симптомы достаточно серьезны, чтобы обратиться за помощью; в) выбирают больницу или клинику, в которой могут провести тест на наличие вируса в организме.

Ученые из Лондонской школы гигиены и тропической медицины, Имперского колледжа Лондона и Института моделирования заболеваний оценили уровень смертности от инфекций. Полученные оценки колеблются от 0,5% до 0,94%, что указывает на то, что CоVID-19 примерно в 10-20 раз более смертоносен, чем сезонный грипп. Данные, полученные в ходе еще одного крупномасштабного исследования, согласуются с полученными результатами. Единственная потенциально хорошая новость заключается в том, что эпидемия в Южной Корее может в конечном итоге показать более низкую, чем эпидемия в Китае. Но по правде сказать это никак не бьется с реальными данными из Китая и Италии.

Коэффициент летальности от инфекции (IFR) определяет вероятность смерти инфицированного человека. Коэффициент летальности (CFR) определяет вероятность смерти инфицированного, который серьезно болен и может сообщить об этом врачам. CFR больше, чем IFR, потому что люди, которые обращаются в больницы, как правило, серьезно больны.

Последствия для экономики, как пишет “Медуза” со ссылкой на источник, будут серьезными. В начале марта вашингтонский исследовательский институт Brookings представил модель сценариев, в которых учитываются все шоки для мировой экономики. Модель основана на модели гипотетической эпидемии гриппа с высокой летальностью, которая была создана еще в 2006 году. Другие прогнозисты использовали модели глобальной экономики, учитывающие в основном торговые и финансовые потоки между странами и международные производственные цепочки (вроде производства айфонов, которые фактически являются совместным американо-китайским продуктом).

Необходимо отметить что сегодня и сама эпидемия, и борьба с ней за пределами Китая только начинаются. По этой причине точно предсказать их масштабы пока невозможно, но уже ясно, что последствия будут тяжелыми. Так, наименее вероятным сценарием ученые считают мягкий вариант: эпидемию быстро победят, основной урон понесет (или уже понес) Китай, а восстановление займет всего несколько месяцев. А наиболее вероятным развитием событий назван вариант средней тяжести: многие страны испытают на себе то, через что прошел Китай, но заплатив большую цену остановить распространение вируса удастся. Мировая экономика в целом восстановит темпы роста к середине 2020 года, а глобальная рецессия маловероятна.

Дезинфекция внутри помещений, в том числе исторических зданий в Италии, выглядит так

Однако наибольшие опасения вызывает тот факт, что самые плохие – катастрофические варианты – рассматриваются сегодня всерьез. В том числе те варианты, при которых в крупных странах будут миллионы жертв (в России — чуть меньше миллиона), а мировая экономика уйдет в глубокую рецессию.

Атипичная пневмония (2002–2003 гг.)

Атипичная пневмония является заболеванием, вызванным одним из коронавирусов, которые быстро и легко заражают людей. В 2003 году вспышка, возникшая в китайской провинции Гуандун, стала глобальной пандемией, поскольку она быстро распространилась на 26 стран, заразив чуть более 8000 человек и убив 774 из них. Ученые, изучающие новый коронавирус 2019 года, обнаружили, что его генетическая структура на 86,9 % идентична вирусу, вызывающему атипичную пневмонию. Вспышка атипичной пневмонии повысила осведомленность о предотвращении передачи вирусных заболеваний, особенно в Гонконге, где с тех пор поверхности в общественных местах регулярно дезинфицируются, а маски для лица стали обычным явлением.

Фанаты выбрали лучшие наряды Норт, дочки Ким Кардашьян и Канье Уэста (фото)

Вкуснейшие конфеты «Коровка». Дети других и не просят

Избегайте три темы — будете жить в согласии: о чем нельзя говорить со свекровью

Гонконгский грипп, или H3N2 (1968-1970 гг.)

Недолго на планете было спокойно. Всего через пятьдесят лет после испанки в мире появился еще один страшный вирус гриппа. Ученые предполагают, что во всем мире погибло около одного миллиона человек. Пандемия 1968 года стала третьей вспышкой гриппа только в двадцатом веке. Несмотря на то что этот вирус гриппа не был таким смертоносным, как испанка в 1918 году, он был все-таки очень заразным. И уже спустя две недели после первого официально зафиксированного случая в одном только Гонконге заразилось около 500 тысяч человек. Та пандемия помогла мировой система здравоохранения понять, как жизненно важны прививки в процессе предотвращения будущих эпидемий.

Как сделать винтажную гирлянду для новогодней елки: мастерим своими руками

Из белых гвоздик делаю потрясающего снеговика: новогодний декор своими руками

Вражда между голливудскими актерами: хоть и ненавидят, но терпели друг дружку

Изменения произошли радикальные

Кандидат социологических наук, профессор, декан факультета социальных наук МВШСЭН, декан Философско-социологического факультета Института общественных наук РАНХиГС, Виктор Вайнштайн
Фото из открытых источников

— Вообще словосочетание «новая нормальность» — это не термин и не понятие. Тем не менее оно довольно часто используется в экономике, в языке политической публицистической риторики, и у него есть некоторые основания в социологии, хотя там оно переводится несколько иначе. Новая нормальность в период экономических рецессий чаще всего означает, что экономика, мировая или страновая, находится в ситуации резкого снижения экономического роста, высокой безработицы, и самое главное, это ситуация, в которой основные инструменты государственной политики и государственные средства воздействия на экономику оказываются неэффективными. Поэтому если вы слышите от экономиста словосочетание «новая нормальность» — это, как правило, означает, что страна находится или в ожидании очень серьезного кризиса, или уже – в очень серьезном экономическом кризисе. В языке публичной риторики «новая нормальность», как правило, – это указание на то, что кризис полностью не закончится никогда.

— Ну и когда эти слова употребляют в Роспотребнадзоре, вероятно, они хотят сказать, что эпидемия никогда не кончится?

— Если интерпретировать это высказывание в обывательско-политическом смысле, то это означает то же самое, что говорит большинство социологов сегодня: даже когда все закончится, даже если будет несколько волн и несколько волн закончатся, по-настоящему это не кончится никогда. Нам придется продолжать жить с этим вирусом и с теми мерами, которые останутся и после того, как острая фаза эпидемии будет пройдена. И это более-менее нормально. А вот если было сказано «новая нормальность» в экономическом смысле слова, значит, нам надо готовиться к чудовищной экономической рецессии, невероятному росту безработицы, к замедлению и падению экономического роста. Непонятно что страшнее.

— А что значит новая нормальность для социологов?

— В социологии у новой нормальности есть собственная логика. На самом простом уровне это означает, что существует набор коллективных представлений, которые мы все разделяем, не отдавая себе иногда в этом отчета. Что правильно – что неправильно, как надо себя вести – как не надо себя вести, что допустимо, а что недопустимо, и до тех пор, пока эти нормы, разделяемые по умолчанию, не ставятся под сомнение, мы даже можем не отдавать себе отчета в наличии у себя таких. У этих норм еще одна забавная вещь – они меняются незаметно или, наоборот, лавинообразным образом. Но уже после того, как утвердилась новая нормальность, новый набор коллективных представлений, мы уже даже не помним, что еще десять лет назад нам такая ситуация могла бы показаться абсурдом. И наоборот, вещи, которые казались абсолютно нормальными десять лет назад, сейчас могут показаться очень странными. Нам, например, сейчас не кажется странным, когда Джастина Трюдо и других политиков начинают помещать под серьезный пресс из-за того, что они в юности покрасили лицо в черный цвет, выдавая себя за негров на студенческом капустнике. И нам уже не кажется чем-то странным, что они извиняются.

— Что вы сейчас наблюдаете в обществе? Происходят ли сейчас какие-то глобальные сдвиги, с точки зрения социологии?

— Об этом сложно судить. О том, что это был глобальный сдвиг, мы узнаем спустя годы: «А, так это был гло-баль-ный сдвиг!» Слово «общество» больше не используется в социальной науке, оно используется в публицистике, потому что нет никакого общества, есть разные формы социальных связей. Разные модели социологического наблюдения поставят в центр внимания к этим происходящим изменениям либо коллективные представления (то, как меняется наш способ восприятия и оценки происходящих событий), либо социальные связи (насколько мы сохранили или потеряли контакты с другими людьми), либо повседневные практики (то, насколько по-другому мы стали ходить по улицам). Вот эти три фактора – это то, что могут наблюдать социологи.

Экономические последствия пандемии испанки

Экономические последствия 1918 года были вызваны паникой вокруг распространения гриппа. Крупные американские города, включая Нью-Йорк и Филадельфию, фактически закрылись на карантин, так как население было приковано к постели. Как и сейчас в Италии, бары, рестораны и магазины были закрыты, спортивные мероприятия отменены, а частные собрания – включая похороны – запрещены. Экономические последствия испанки включают нехватку рабочей силы и повышение заработной платы, а также более широкое использование систем социального обеспечения. Как пишет The Conversation, историки экономики не могут прийти к единому мнению относительно главной цифры потерянного ВВП, поскольку последствия гриппа трудно отделить от последствий Первой мировой войны.

Прощание с погибшим из-за испанского гриппа, 1918 год

ВИЧ/СПИД (с 1981 года по настоящее время)

Первые случае ВИЧ/СПИДа были зафиксированы в 1981 году, однако и по сегодняшний день это заболевание убивает множество людей по всему миру. С 1981 году вирусом иммунодефицита заразилось 75 миллионов человек, в результате ВИЧ унес жизни около 32 миллионов. По сегодняшний день эта эпидемия продолжается и поражает миллионы людей ежегодно. Лекарство от СПИДа до сих пор не изобрели, однако врачи научились контролировать ВИЧ и замедлять его процесс. Сегодня инфицированные живут долго и полноценно. Также нельзя отрицать, что вирус повлиял негативно на мировую экономику, хотя этот процесс до сих пор изучается.

Коронавирус, или COVID-19 (2019 год — настоящее время)

Продолжающаяся эпидемия нового коронавируса COVID-19 выявила уязвимые места в реакции мирового сообщества на вспышки заболеваемости. По состоянию на 18 марта 2020 года число случаев заболевания во всем мире превысило 200 000, при этом более 8 000 человек уже умерли. Подавляющее большинство случаев в Китае. 11 марта ВОЗ присвоила вспышке статус пандемии. Оценки показывают, что коронавирус будет распространяться по всему миру и в конечном итоге может заразить от 40 до 70 % населения планеты. Исследование, проведенное Австралийским национальным университетом, оценивает, что коронавирус станет причиной миллионов смертей, а его мировой ВВП составит 2,4 триллиона долларов. Нам остается только надеяться, что до критической точки не дойдет и странам удастся сдержать пандемию.

Холера (1817-1823 гг.)

Дальнейшие страшные события начались в 1817 году. Первые вспышки холеры начались в Индии и поглотили практически весь регион, после чего перекинулись на соседние регионы. В 1854 году распространение пандемии удалось приостановить. Однако холера имеет волновой характер. ВОЗ назвала инфекцию «забытой пандемией». Всего в мире случилось семь вспышек холеры. Последняя началась в 1961 году, и многие ученые считают, что она продолжается по сей день. Холера вызвана употребление пищи или воды, загрязненной определенными бактериями, и сейчас наносит большой ущерб тем странам, которые страдают от низкого социального и экономического развития и не могут защитить себя.

Зара решила поделиться с фанатами в Instagram любимым рецептом венских вафель

Миром правит необходимость: почему не работают общепринятые тактики мотивации

«Не приняла Анну». Борис Галкин о том, почему не общается со взрослой дочерью

Что говорят жители Италии о карантине?

Как рассказали жители Италии журналистам “Медузы”, обществу тяжело осознавать вирус – это невидимая абстрактная угроза. Скорость распространения коронавируса такова, что не выдерживают медицинские структуры: в госпиталях просто нет мест, нет санитаров, врачей. Нехватка аппаратов искусственной вентиляции легких обрекает многих на смерть, потому что аппаратов сто, а больных 140. В столице, по словам местных жителей, ситуация выглядит так: у банков, у почты, у супермаркета стоит длинная, растянутая очередь: люди держатся на расстоянии метра друг от друга. Человек на входе – тоже издалека – контролирует ситуацию внутри и запускает посетителей по одному. В супермаркете все товары на местах, кроме средств для обеззараживания рук и салфеток. Все выглядит как обычно, но людей очень мало: покупатели стараются не приближаться друг к другу, быстро сделать покупки и уйти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector